Тайны Коверчано. Откуда берутся лучшие тренеры мира

"Футбол 24" рассказывает о легендарной школе тренеров.

Итальянские тренеры готовятся отпраздновать победу в трех из пяти топ-чемпионатов Европы. Антонио Конте ведет Челси к победе в Премьер-лиге, Ювентус Массимо Аллегри не имеет конкурентов в Серии А, а Карло Анчелотти уже оформил титул с мюнхенской Баварией в Бундеслиге. Только год прошел с тех пор, как Клаудио Раньери сенсационно получил первое в истории чемпионство Лестера.

И список на этих славных именах не заканчивается. Ренцо Уливьери не может удержаться, чтобы не дополнить: "А еще бывший ассистент Конте Массимо Каррера только что выиграл чемпионат России со Спартаком. Вообще, наших много по миру. И мы лучшие повсюду".

На момент написания материала в топовых чемпионатах Европы работает 19 итальянских специалистов. Для сравнения: 15 испанцев, 11 немцев и только 7 англичан.

Ренцо Уливьери имеет полное право гордиться коллегами-соотечественниками. Он возглавляет Ассоциацию тренеров больше десяти лет, а с 2010-го его назначили на еще более влиятельную позицию – директора Scuola Allenatori, Школы тренеров, в Техническом центре Федерации футбола Италии в Коверчано.

Ренцо Уливьери

Каждый тренер Италии проходит эту школу. Это единственная институция в стране, в которой можно получить лицензию UEFA категории A – обязательную для всех, кто планирует работать в профессиональном футболе, а также лицензию UEFA категории Pro – обязательную для всех, кто работает в двух высших дивизионах чемпионата.

Школа тренеров, однако, существует гораздо дольше, чем обе указанные категории. Специалисты кальчо учились там своему ремеслу более полувека. Коверчано – это место, которое объединяет всех итальянских тренеров: и тех, которые сейчас триумфально шествуют по Европе, и тех, которые были до них. Конте, Аллегри, Каррера, Раньери, Анчелотти учились здесь так же, как Арриго Сакки или Джованни Трапаттони.

Итак, действительно ли обучение в Scuola Allenatori стало определяющим в их успешной карьере? И, если да, что в итальянской модели может быть полезным для других? Или, короче говоря, в чем заключается большой секрет Италии?

* * *

Здание Технического центра Коверчано, расположенное на зеленой лужайке между холмами к востоку от Флоренции, напоминает виллы времен Медичи, доминирующих над местностью с их бледно-желтыми стенами и красными крышами. Они скорее элегантные, чем экстравагантные – и поразительно красивые.

Здесь находится не только Школа тренеров, а также множество открытых и закрытых тренировочных полей и Музей футбола Италии. Здесь проводят тренировочные сборы национальные команды всех возрастных категорий, а также базируются органы, представляющие тренеров и арбитров.

Своему существованию Центр больше всего благодарствует одному человеку, а именно Луиджи Ридольфи, который не только придумал, как здесь все должно быть, но и приложил усилия, чтобы проект был реализован в соответствии с его видением.

Родившись в одной из старейших и богатейших семей Флоренции, Ридольфи унаследовал титул маркиза. К счастью, он был не из тех, кто выбирает легчайшую жизнь наслаждения достижениями предков. Он воевал на фронтах Первой мировой войны, за что получил две медали за храбрость, а по возвращении домой активно взялся за развитие спортивной и музыкальной культуры своего региона – Тосканы.

В 1926 году Луиджи Ридольфи основал футбольный клуб Фиорентина, который, пережив кризис и разуверение, снова борется за самые высокие места в элите кальчо. В том же году он стал президентом Федерации легкой атлетики Италии больше, чем на десятилетие, после чего короткий период исполнял обязанности президента Федерации футбола. В середине 1950-х его снова пригласили работать одновременно в обоих федерациях: президентом в легкой атлетике и вице-президентом в футболе.

Луиджи Ридольфи и Джузеппе Меацца

Широта опыта Ридольфи сыграла важную роль в осознании того, что футбол может учиться у других видов спорта. Куратор Музея футбола Фино Фини подчеркивает: "В те времена футбол был самым бедным видом спорта. И наименее развитым культурно. Атлетикой или баскетболом занимались ученики средних школ (в то время обязательное образование в Италии продолжалось до 14 лет) и даже университетов, а футболом – нет".

Чтобы преодолеть этот разрыв, Ридольфи задумал создать национальную тренировочную базу для футболистов и тренеров, когда ничего подобного в мире еще не было. Также он хотел, чтобы там могли встречаться атлеты из разных видов спорта. И понимал, что для этого Центр должен быть привлекательным не только для футболистов.

Неслучайно одним из первых крупных зданий, которые бросаются в глаза, когда заходишь за ворота Коверчано, является бассейн. Сразу за ним расположены теннисные корты. Повернув налево, наконец, можно добраться до ближайшего футбольного поля, но даже его окружает 400-метровая беговая дорожка.

Нет никаких сомнений относительно намерений Ридольфи. Коверчано должен был стать центром развития футбола, а не клубом бегунов или ватерполистов. Но, как объясняет Фини, "он хотел, чтобы спортсмены других видов также посещали Центр, чтобы футболисты имели возможность общаться во время тренировок, в ресторане или в коридорах с людьми высшего культурного уровня. Таким образом, мир футбола знакомился с различными аспектами других видов спорта, а уровень футболистов повышался".

Фино Фини

Мало кто мог бы лучше рассказать об успешности такого подхода, чем Фини. Он начал работать врачом национальной молодежной команды в 1958-м, то есть в год открытия Центра Коверчано, а с 1962-го продолжил работу со взрослыми командами, длившуюся двадцать лет. Позже он исполнял обязанности директора Технического центра, прежде чем перейти на такую же должность в Музее футбола.

Фини утверждает, что присутствие спортсменов различных видов сыграло ключевую роль в понимании футбольными тренерами, что организм их подопечных способен делать, а что – нет. В конце 1960-х профессор Никола Комуччи начал читать курс физической подготовки игроков к выступлениям на высшем уровне.

"Когда нас посещал, скажем, легкоатлет, Комуччи изучал, как он двигается, какая у него походка, как он бежит, – рассказывает Фини. – Он записывал, какое положение занимает тело бегуна в пространстве, как он высоко держит голову и смотрит вперед. Тело футболиста может иметь наклон вправо или влево. И его нужно выровнять, возможно, используя специально изготовленную обувь. А из других видов спорта можно научиться правильно падать, чтобы меньше травмироваться. После столкновения можно сразу перевернуться или можно удариться о землю и продолжить переворачиваться. Иногда падения не избежать, но можно избежать травмы".

Эти концепции вполне понятны сегодня, но были открытием в 1950-60-х, что позволило Scuola Allenatori находиться в авангарде.

Итак, открытость к новым идеям была заложена основателем Коверчано Ридольфи с самого начала. И этот принцип функционирования Центра остается важным и в настоящем. Разве не ему обязаны своим успехом поколения студентов Школы тренеров?

* * *

У Ренцо Уливьери есть простая стратегия, чтобы избежать копирования студентами Scuola Allenatori чужих идей. Прежде всего, не нужно давать им труды других тренеров как ориентир.

"Студенты, которые приезжают к нам на курсы, не получают никаких пособий, – объясняет он с улыбкой на устах и озорным огоньком в глазах. – Какой в этом смысл? Если бы я должен был написать для них книгу, для этого мне понадобилось бы два года. Итак, к тому времени, когда я смог бы показать ее вам, она бы уже на два года устарела. Ее срок давности был бы исчерпан".

У Уливьери нет ничего устаревшего. Несмотря на то, что в феврале 2017 года ему исполнилось 76 лет, этот мужчина, который тренировал более 15 клубов, поражает своей энергичностью и энтузиазмом. Стоит только заговорить с ним о тренерской специальности, как он забывает обо всем вокруг и делится своим опытом о том, как стать успешным.

"Когда люди впервые попадают в школу, две-три недели они находятся в состоянии растерянности. Так происходит, потому что я так хочу. Нужно суметь пересмотреть базовые принципы футбола, очень старые и неизменные. Нужно начать с нуля, потому что, если бы я учил футболу, которому меня научили мои тренеры, то он бы был на 50 лет устаревшим. А я должен научить этих ребят такому футболу, каким он будет через 10 лет. Я должен предвидеть будущее".

Уливьери стремится сотрудничать со своими студентами, то есть все они должны работать вместе. Занятия, которые происходят либо в современном лекционном зале Коверчано с интерактивным дисплеем, либо на окружающих полях, являются разговорами, в которых принимают участие и учителя, и ученики.

"Я постоянно учусь у своих студентов, – говорит Уливьери. – Когда я провожу лекцию, это не происходит так, что я все время говорю, а потом мне задают вопросы. Нет – мои студенты тоже говорят".

А также студенты пишут. Одним из последних препятствий, которое студенты должны преодолеть, чтобы получить лицензию UEFA Pro – это представление письменной работы на выбранную ими тему. Такое требование есть только в Италии. В любой другой стране Европы можно получить указанную квалификацию без представления диссертации.

И это не какая-то жестокая выдумка Уливьери, чтобы помучить студентов, а скорее древняя традиция, которая возникла значительно раньше, чем квалификационные уровни УЕФА. Вплоть до 1998 года лицензированием тренеров занимались местные футбольные федерации. До того, в течение более 20 лет, все, кто хотел работать на высшем уровне в Италии, были вынуждены пройти очень сложную учебную программу, которая известна под названием Supercorso, Суперкурс.

Студенты должны были посетить 900 часов лекций и семинаров – почти в четыре раза больше, чем нужно для того, чтобы получить квалификацию UEFA Pro. Было так сложно логистически втиснуть эту программу в 12 месяцев, что, в конце концов, приняли решение проводить Суперкурс в течение двух лет.

А требование о написании полноценной диссертации было введено не сразу, а постепенно – это правда открывается только во время посещения небольшой библиотеки Коверчано. Там, между полками с книгами, которые Уливьери никогда бы не позволил своим ученикам прочитать, можно найти копии работ, поданных всеми тренерами перед получением квалификации.

И, как мы можем увидеть, диссертация Клаудио Раньери 1990 года, на самом деле, не является полноценной научной работой, а скорее напоминает подробный дневник, в котором описаны все упражнения, которые он выполнял с футболистами Кальяри во время предсезонной подготовки. Для сравнения, 16 лет спустя, Антонио Конте подготовил целый трактат на 38 страниц под названием: "Размышления о схеме 4-3-1-2 и использования видео с дидактической целью".

Диссертации Антонио Конте и Клаудио Раньери

Листая вышеупомянутую работу, легко понять, почему требование о написании диссертации может быть полезным для молодого специалиста. Конте рассматривает преимущества и недостатки схемы 4-3-1-2 до мельчайших деталей, демонстрируя, как она работает при владении и при потере мяча, а также во множестве различных игровых ситуаций.

На одной из страниц он размышляет о трех разных стилях прессинга, которые могут быть использованы в различных ситуациях матча, а также подает пять соображений, которые помогут выбрать подходящий стиль – включая турнирное положение, состояние поля и психо-физические кондиции команды. И, как и большинство мнений, выраженных автором, его слова везде сопровождаются схематичными рисунками.

Уливьери считает, что ценность диссертации состоит в том, что она помогает потенциальному тренеру развить свои мысли в процессе написания. Но футбол – это игра, которая постоянно развивается, поэтому он также советует своим студентам как можно чаще смотреть матчи различных команд на стадионе и не ограничиваться чемпионатом своей страны.

* * *

Футбольные тренеры, как и каждый из нас, могут быть ослеплены яркой личностью. Последние выпускники Коверчано уверенно рассказывают о том, почему их обучение было успешным.

"Уливьери хорошо делает свою работу, – делится Филиппо Индзаги, который недавно выиграл Кубок Италии Лиги Про с Венецией. – Его курс очень помог мне привести в порядок мои идеи".

Заслуги Уливьери очевидны, однако понятно, что все гораздо глубже. Он работает в Scuola Allenatori только шесть с половиной лет, поэтому вряд ли стоит говорить о его личном вкладе в успех Анчелотти или даже Конте.

Нужно копнуть еще чуть глубже, чтобы понять, что Уливьери и все, кто преподает вместе с ним, просто продолжают традиции, которые существовали до них. Традиции, способствующие сотрудничеству, открытости и безудержному желанию развиваться, а также отсутствию страха застрять в изучении мелочей о том, как функционирует футбольный матч.

Этот дух прекрасно олицетворяет Элизабет Спина. Она стала первой женщиной-тренером в Италии, набравшей максимальное количество баллов (110) на экзамене на получение лицензии UEFA категории A.

Элизабет Спина

"О Коверчано могу сказать, что там трудно найти человека, который не вписывается в среду, – говорит Спина. – У всех преподавателей одинаковое стремление, что не всегда случается в футболе: тщательно рассмотреть каждый аспект и убедиться, что они идут к правильной цели" .

"Иногда, когда приходится работать с большим количеством людей, приходится иметь дело с разногласиями во мнениях. С взглядами, не соответствующими вашим. И именно из-за таких моментов группе не всегда удается достичь наилучшего результата. Но у нас на курсе было не так. Каждый был готов бросать вызов самому себе, планировать намного вперед и изучать мельчайшие детали".

Ее последняя реплика, на самом деле, очень важна. Как бы мы не любили романтизировать тренерскую профессию, ее большие дуэли с эмоциональной риторикой и тактическим мастерством, реальность такова, что успех от провала в элитном спорте современности отделяет очень тонкая грань – способность среагировать на долю секунды раньше или выбрать один-единственный правильный пас в ключевой момент.

Говоря о практической части курса, Спина вспоминает о базовых принципах футбола, которые, по словам Уливьери, всегда неизменны. Наивно можно подумать, что речь идет об определенных ценностях, которые можно написать на плакате, а затем прикрепить на стене раздевалки. Но, если спросить о них у самого Уливьери, то он не возьмется перечислять все, поскольку их много и они слишком очевидны. Например, в ситуации, когда игрок с мячом встречает оппонента, принципы футбола очень просты: либо он пытается обойти его с помощью дриблинга, либо отдает передачу. То есть речь не о принципах как ценностях, а о принципах функционирования футбола.

Самым сложным в работе тренера, по мнению Уливьери, является помочь игрокам принимать правильные решения чаще, чем неправильные.

"В матче игроки постоянно имеют дело с умственными вызовами. Поэтому, кроме тренировки тела, нужно тренировать мозг".

Как этого достичь – вот в чем вопрос. Но известно с чего начинать – с готовности постоянно бросать вызов самому себе. Спина добавляет: Во время курса Уливьери говорил, что продолжать развивать законченную мысль очень утомительно, но только так можно добиться успеха. Нельзя останавливаться только на том, что видно с первого взгляда.

Эту концепцию нужно иметь в виду при изучении Коверчано. С первого взгляда, например, не видно, что стекла в тренировочном зале изготовлены из специального кристалла, который выдерживает удары мячом. Или что пол в том же здании содержит железные стержни, которые придают ему эластичности как на футбольном поле с натуральным газоном.

Обе технологии были установлены еще по приказу Луиджи Ридольфи, который до начала строительства Технического центра в Коверчано объездил всю Европу, чтобы ознакомиться с самыми современными научными разработками. Поэтому, если возникает ощущение, будто стремление к совершенству вплетено в ткань этого места, то так оно и есть.

* * *

В Музее футбола есть стена, посвященная победе Скуадры Адзурры на чемпионате мира 1982 года. Там можно полюбоваться синими футболками, в которых выступали такие чемпионы, как Марко Тарделли или Бруно Конти. Однако наряду с ними не менее интересный экспонат: пиджак в серо-белую полоску с галстуком черного цвета посередине. Ниже есть пара черных брюк.

Этот костюм носил тогдашний тренер сборной Италии Энцо Беарзот. Пожалуй, в этом музейном уголке также можно усмотреть истинное отношение страны к футболу. Фигура тренера не менее важная, чем игроки, а, может, даже больше. Также здесь есть несколько фотографий Беарзота и его любимые трубки для курения.

Способствовало ли существование Центра Коверчано и Scuola Allenatori уважительному отношению к этой роли, которую итальянцы с любовью называют Mister, Мистер? Трудно сказать. Уливьери считает, что одержимость тактикой и стратегией глубоко укоренена в национальном характере итальянцев.

"Такова природа итальянцев, – говорит он. – Это наше искусство. Искусство итальянское или даже лучше сказать неаполитанское, искусство находить выход... Это вопрос социальной справедливости. И политики. Слабый может победить сильного. Благодаря тактике иногда такое случается. Если всегда будут побеждать более сильные – футболу конец".

Во времена, когда Ювентус готовится отпраздновать шестое скудетто подряд, последнюю фразу стоит воспринимать не без скептицизма. Однако нет никакого сомнения, что Италия очень гордится тем, что из этой страны происходит целая когорта выдающихся тренеров. В местной прессе регулярно появляются материалы о Конте, Анчелотти, Раньери и компании.

Итак, является ли большой тайной Италии Центр в Коверчано, основанный человеком, который опережал свое время и верил, что дьявол, который скрывается в деталях, не страшен? Или это Школа тренеров, которая, по сути, является физическим воплощением неуемной любви итальянцев к тактике?

В конце концов, все сводится к старой дилемме о курице и яйце. В то время, как все остальные заняты поиском ответов, Уливьери и его команда неустанно работают, чтобы и последующие поколения их выпускников продолжали доминировать.

Перевод на украинский и адаптация – Яна Дашковская, по материалу Паоло Бандини для Bleacher Report

Если Вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
2
дн
:
10
час
:
28
мин
Айнтрахт Франкфурт
21:30
Фортуна
Угадай исход матча

Новости

Залиште відгук