"Утром вставал на колени и полз в туалет". Взрывное интервью Артема Безродного о "Спартаке", нарушении режима и Филимонове, которого сломал гол Шевченко

20 января 09:03 2907 Читати українською
"Утром вставал на колени и полз в туалет". Взрывное интервью Артема Безродного о "Спартаке", нарушении режима и Филимонове, которого сломал гол Шевченко
Артем Безродный

"Футбол 24" разыскал Артема Безродного, уроженца Сум, который принял российское гражданство и феерил в московском "Спартаке" эпохи Романцева.

Артем Безродный - человек-загадка. Этнический украинец ярким метеоритом промчался с лихих 90-х в новое тысячелетие и неожиданно погас. До 24 лет Безродный успел получить четыре чемпионских титула, а также Кубок России. Ненадолго вынырнул в азербайджанском «Аразе» и тогда исчез окончательно. По сути, в 26 лет его карьера закончилась.

Долгое время об Артеме ходили легенды и не совсем хорошая слава. Мол, спился, растратил нажитое состояние. Впоследствии к нему охладели, а позже - забыли. Плечо Безродому подставила родная Сумщина. Здесь он вылечил хронические травмы, начал регулярно играть в футбол и сосредоточился на собственной семье. Сейчас с улыбкой и ностальгией вспоминает атмосферу в главной команде своей жизни - «Спартаке» 90-х.

«Ахиллы залечил только через боль»


- Готовясь к этому интервью, заметил, что, начиная с 2010-го, вы не «светились» в СМИ. Журналисты о вас забыли, или вы сознательно считали нужным оставаться в тени?

- Разные моменты бывают. Случалось, что звонили журналисты. Был случай, когда поступило от них приглашение в Москву, но поездка сорвалась.

- Чем вы сейчас занимаетесь?

- Поддерживаю потихоньку форму. С практикой сейчас трудновато, потому что зимний период. Иногда в мини-футбол играю. Поэтому в основном сам занимаюсь. Кросс, тренажерный зал, бассейн.

- Вы уже 11 лет за пределами профессионального футбола. Трудно было смириться с мыслью, что все закончилось и на карьере придется ставить точку?

- Очень, очень трудно. Очень трудно!

- А когда поняли, что уже не вернетесь в профессиональный футбол в качестве игрока?

- Я об этом не думал до последнего времени. И сейчас не думаю. Нет даже в мыслях такого. Такое ощущение, что это - невозможно.

- Слышал, что вы играли за любительские клубы Сумщины и достигли там серьезных успехов, много голов забили. Можно поподробнее?

- Как это - «успехов»? Успехов я добился в «Спартаке», когда становился чемпионом России. А на любительском уровне - это не успехи. Для некоторых, конечно, это достижение - выиграть Кубок Сумщины. Однако - не для меня. Достижение - это побеждать в Высшей лиге, играть в Лиге чемпионов, обыгрывать большие команды.

Безродный

На фото: Артем Безродный с женой Витой

- Если подытожить вашу карьеру, то заметим, что всю жизнь вас сопровождали травмы - и в «Спартаке», и в «Байере». После какой из них вам было труднее всего не только физически, но и морально?

- Это ахиллы, конечно. В «Спартаке» ахиллы начались, когда пришел к власти президент клуба Червиченко, когда начался развал команды. Смена игроков, ротация, Он ушел этот пришел. Молодежь стали подпускать, зато футболисты, которые достигли серьезных высот, шли из команды или их убирали. При президентстве Олега Ивановича Романцева такого безобразия не было. «Спартак» играл и получал титулы.

С приходом Червиченко начался хаос в клубе, который продолжается до сих пор - «Спартак» до сих пор не может выиграть чемпионство, хотя для «Спартака» никогда не существовало второго места, третьего. Это не результат, это поражение. Результат - только первое место. Романцев буквально вселил нам в мозг мысль: «Вы в футболе должны выжимать только максимум. Вы должны быть лучшими». Когда «Спартак» стал чемпионом России второй, третий, четвертый раз подряд, Олегу Ивановичу это надоело и он захотел выиграть что-то в Европе...

- К «Спартаку» мы еще вернемся, а сейчас я бы хотел закрыть тему ваших травм. Читал, что в тридцать лет вы вылечили ахилл с помощью нетрадиционной медицины. В чем заключалась эта методика?

- Не знал, что как помочь ахиллам. Столько уколов сделал, столько курсов лечения и реабилитации прошел, к каким только специалистам не ездил - все бесполезно. Я был в отчаянии. Из «Спартака» ушел с травмой, так как Червиченко постоянно упрекал: «Долго лечишься». Мы с ним сразу не нашли общего языка. Если бы я травму получил на дискотеке - это понятно. Но я травмировался на сборах! Вроде уже не болит... Игра, две - опять то же самое. Уколы, уколы. Я утром вставал на колени и так полз в туалет. Ахиллы были черными, и их не было вообще! Когда вернулся в Сумы, начал пить травы. Плюс - бегал, преодолевая невыносимую боль, по снегам, по льду. Ахиллы залечил только через боль. Год я так бегал по разным горах. Потихоньку они перестали меня беспокоить.

«Все дворники на базе в Тарасовке боялись Романцева»


- Первые шаги в футболе вы делали под присмотром своего отца, детского тренера. Какой он - ваш отец?

- Он строгий и требовательный. Всегда тренировал меня рядом со старшими ребятами. Все считали, что отец должен идти сыну на уступки. Он на уступки не шел. Наоборот - нагружал еще больше. Унижал при всех, заставлял работать. Такой он был.

- Каких известных футболистов воспитал, кроме вас?

- О знаменитых я не могу сказать. Ребята расходились по разным командам, но высококлассных футболистов из них так и не получилось. Просто они не попали в другие хорошие руки, чтобы развить свою карьеру.

- В юности вами интересовались европейские клубы, в частности, предлагали перейти в «Аякс» и «Нант». Почему отец отказался?

- Я был слишком молод, поэтому не хотелось так рано ехать за границу. Да и не особо понимал, чего от меня  хотели (смеется). Поехать в Европу - это было что-то нереальное. Отец считал, что туда нужно отправляться, когда сформируюсь, как полноценный футболист. Зато мы поехали в московский ЦСКА, а потом подписали контракт со «Спартаком». Мне едва исполнилось 16 лет.

Как это было? Вячеслав Викторович Грозный подошел к отцу в манеже ЦСКА. «Мы бы хотели, чтобы ваш сын играл в «Спартаке». «А что ты думаешь по этому поводу?» - спросил меня отец. «Папа, я обеими руками - «за». Здесь даже не было причин сомневаться. «Спартак» и «Динамо» (Киев). Больше никаких команд не было.

- Кстати, киевский клуб вами случайно не интересовался?

- У нас состоялся турнир «Переправа», по итогам мне достался приз лучшему полузащитнику среди юношей 1978-79 годов рождения. Тогда еще Андрей Воронин получил «лучшего нападающего». И после этого я поехал с отцом на просмотр в ЦСКА. Может, какие-то украинские клубы мной и интересовались, но я об этом не знаю.

- Первая тренировка со «Спартаком». В каком-то из моментов вы пробрасываете мяч между ног Виктора Онопко и тот вскоре отомстил, жестко сбив вас с ног. Гордились ли тем, что получили на орехи от легенды российского футбола?

- Ну не то, чтобы гордился. Но представьте себе то время: кто Витя Онопко, а кто - я. Я его раньше видел только по телевизору. И вот у нас двусторонка в спартаковском манеже в Сокольниках. Момент столкновения был полной неожиданностью для меня. Ноги улетели выше головы. Но в раздевалке Онопко подошел и извинился.

- Какими вы были впечатления от знакомства с Олегом Романцевым? Он действительно обладал экстрасенсорными способностями?

- Ну да. Он вообще излучал магию. Во время тренировки Романцев мог не кричать. Один только взгляд заставлял футболиста работать на 120 процентов. Мы уважали и боялись его, как тренера. Наверное, даже все дворники на базе в Тарасовке боялись Романцева (Смеется.)

Олег Романцев

На фото: Олег Романцев и его команда

- Не обижаетесь на Романцева за то, что предложил вам подписать пустой бланк нового контракта, а когда вы отказались - отправил в «Байер»?

- Это пройденный этап. На Романцева не держу ни малейшей обиды. Для меня это лучший тренер. Думаю, что и те ребята, которые тогда играли в «Спартаке», считают аналогично. Он - тонкий психолог, видит игрока насквозь. На просмотр приезжают люди, Романцеву хватит 15 минут, чтобы определить - это игрок или нет. Обращает внимание на то, как футболист принимает мяч, как бежит с мячом и даже без мяча.

- При каких обстоятельствах произошел ваш последний разговор с Романцевым?

- Ой, трудно вспомнить. Он много и не разговаривал с игроками. Тем не менее, я общался с ним неоднократно, хотя был молодым.

«Против «Динамо» сыграл один матч»


- Какое место в спартаковской иерархии занимал Вячеслав Грозный?

- Вячеслав Викторович был вторым тренером. Когда в 1996-м Романцев повез сборную на чемпионат Европы, «Спартак» возглавил Георгий Ярцев, а помогал ему Грозный.

Безродный

- Вам с Калиниченко помогал советами, как землякам?

- Конечно! Викторович во всем помогал - и подсказывал, и объяснял. После подписания контракта со «Спартаком» мы ездили к нему в Винницу, чтобы расспросить: как «Спартак» играет, как нужно действовать, как Романцев видит футбол. Грозный готовил заранее, потому что спартаковский футбол - своеобразный. Не каждый хороший игрок может адаптироваться в «Спартаке». Примеры? Ну, я видел, как приезжали ребята со сборной Украины. Призетко, например. Не знаю, по каким причинам он не остался в «Спартаке». Возможно, финансовые вопросы не решили. Было много игроков, которые подписывали контракт на полгода, год, а потом раз - и уходили. Особенно много людей проходило сквозь решето «Спартака» во время сборов. По 30-40 человек. А выбирали одного или двух.

- Чувствовалось ли в конце 90-х заочное соперничество с киевским «Динамо» в Лиге чемпионов?

- Чего-то такого не припомню. Помню, против «Динамо» сыграл один матч. Это был финал Кубка Содружества, когда за киевлян выступали Ребров, Шевченко, Каладзе, Белькевич, Хацкевич... Мы победили 2:1. Это было что-то с чем-то, конечно! Сыграть в матче «Спартак» - «Динамо» и победить - это для меня очень почетно.

- Калиниченко на протяжении многих лет был вашим близким другом. Затем общение прервалось. Как сейчас?

- Никак не можем с ним пересечься. То с телефонами у нас проблемы, то еще что-то... Не находим точки соприкосновения. Знаю, что Максим сейчас тренер в «Металлисте», да?

- Он все же больше известен, как телеэксперт. Интересно ли вам слушать?

- Конечно. Как бывший футболист, он глубоко понимает игру и все правильно говорит. Максим умеет разговаривать, он видит футбол, ничего не скрывает и может сказать прямо. Не всем это, возможно, нравится. Когда впервые услышал его в роли комментатора - мне очень понравилось.

«Ребята постарались, научили Робсона матов»


- Вернемся к «Спартаку». Александр Филимонов. Вы были в «Спартаке», когда он пропустил тот эпический гол от Шевченко на «Лужниках» и Россия пролетела мимо Евро-2000. Как кипер переживал эту трагедию?

- Травили его - не то слово. Помню, ехал в машине и слышал, как его травили даже по радио. Мне кажется, что после этого гола его футбольная карьера надломилась. Он потерял психологическую уверенность. Вы же помните, что в киевском «Динамо» у него были ляпы. И все - он не смог поймать себя. Я его прекрасно знаю. Это очень сильный голкипер, трудяга. Вне футбольного поля - хороший человек. Во время игры кричит, такой грозный. А после матча - умный, адекватный человек. Команда пыталась его поддержать. Но все равно в душе осталась рана и он не смог с этим справиться.

Филимонов

- А еще в «Спартаке» был бразилец Робсон по прозвищу «Максимка»...

- Робсон очень гармонично влился в команду. Со всеми ребятами находился в хороших отношениях. В «Спартаке» считался своим. На русском, хоть и не без акцента, разговаривал нормально. Тчуйсе, кстати, у нас еще был. Этот тоже хорошо владел русским. Маты? Робсон очень много их знал. Усвоил в первую очередь. Ребята постарались, научили (Смеется.)

- Кто был главным приколистом в коллективе?

- Покойный Илья Цымбаларь. Он мог позволить себе приколоться над всеми без исключения. Был душой команды. Вася Баранов тоже там участвовал с Робсоном.

- В старых интервью вы сами признавались, что нарушали в "Спартаке" режим. В чем конкретно это проявлялось?

- Каждый футболист в том или ином случае нарушал режим. Кто скажет, что не нарушал режим, - тот обманывает. С моей стороны тоже случались нарушения режима, не спорю. Это проявлялось, например, в опоздании на тренировку. В Москве опоздать очень просто. Можешь заехать на базу за час, 40 минут, а можешь и за 3 часа не добраться.

Когда началась серия травм - это косило, действовало на мозг. Не можешь вылечиться, не понимаешь, что делать. Все играют, тренируются, а на тебя косо смотрят. Травмирован, травмирован, травмирован. Ну вот не способен вылечить те ахиллы! Это влияет на психику, ты срываешься... Объяснить это трудно. Поймет лишь тот, кто сам в профессиональном спорте имел дело с травмами.

- А еще писали, что вас нашли абсолютно пьяным на кладбище. Затем ваш брат якобы разыскал автора этой информации. Что вы с ним сделали?

- Вы знаете, очень много глупостей пишут. Я знаю, с какой целью это было написано, но не хочу углубляться. Столько глупостей напечатали! Я читал и думал: «Откуда такое можно взять, чтобы это все написать?» В основном же люди верят прочтения и думают: «Ага. Так оно и было». Сначала раздражался из-за этого, злился. А сейчас махнул рукой. Что было, то было. Пройденный этап.

- Ходили легенды о том, как к вам после непродолжительного этапа в «Аразе» приезжали в Украину серьезные азербайджанские ребята на разборки. Неужели все было, как в боевике?

- Это было, но я бы не хотел вспоминать такие вещи. В «Аразе» состоялась непонятная история, связанная с контрактом. Азербайджанцы растиражировали свою версию, но не написали о том, что они не выполнили. Это очень длинная история. Если бы мы с вами разговаривали на эту тему 2 часа - нам бы и их не хватило.

«Война среди братьев и сестер»


- В 90-х вы сменили гражданство и сыграли за сборную России. Представляете, какой бы могла быть реакция, если бы это произошло в наши дни?

- Да, я понимаю, что могло бы быть.

Безродный

- А что тогда говорили в ФФУ? Не делали попыток сыграть вас за сборную Украины?

- Я этого не знаю. Подписал контракт со «Спартаком» - и меня сразу в юношескую сборную России пригласили, потом в молодежную. Вот оно и пошло так. Помню, как на базе Валерий Владимирович Жиляев, начальник команды, вручил мне российский паспорт.

- Продолжаете ли ездить в Россию? Когда-то у вас была прописка в Московской области...

- Да. Живу в Украине, а периодически езжу в Россию, потому что мне нужно пересекать границу. Сложнее ли это делать сейчас? Да нет, как было раньше, так и есть. Не возникает никаких нюансов.

- Как у человека, который так тесно связан с Украиной и Россией, не могу не спросить о войне на Донбассе: кто виноват и что делать?

- Интересный вопрос. Здесь у каждого есть свое мнение. Мыслей очень много. Здесь, как и об Азербайджане, можно говорить часами. У вас свое видение, у меня - свое, у моего отца - другое, у жены - еще другое.

- Какая сторона от ситуации выиграла, все в проигрыше?

- На мой взгляд, Украина здесь - не в выигрыше. Этим выигрышем не попахивало даже.

- У вас подрастает Артем-младший. Пойдет ли футбольными путями?

- У него небольшая проблема со здоровьем, ему нельзя было тренироваться. Немного в отца не пошел. Он бы пошел, если бы здоровье не подвело.

На фото: Артем Безродный-младший

- Какие три основных цели ставите перед собой в будущем?

- Хотелось бы остаться в футболе, потому что без него вообще невозможно прожить. Футбол для человека - это как второе сердце. Во-вторых, хочется, чтобы вообще не было этой войны среди братьев и сестер. Потому что вы знаете, сколько семей в Украине и России разделила война. Вот кто бы мог сказать пять лет назад, что наступит такая ситуация? А еще я мечтаю быть тренером. На любительском уровне у нас команда была. Мы ее создали, но в итоге она развалилась, потому что не стало финансирования. Я там играл, а потом уволили главного тренера, назначили меня. И молодая команда заиграла! Из семи матчей мы не проиграли ни одного. Четыре раза победили. Я понял, что способен найти с ребятами общий язык, могу поставить тренировочный процесс.

Олег Бабий, Футбол 24

Follow me on Twitter

Читайте также:

Андронов: Рано или поздно Украие и России все равно придется сыграть

Загрузка...

Новости

close
Залиште відгук