"В Севастополе бегал кругами, пока война не началась". Саулюс Миколюнас о периоде в Крыму и "просранной" ЛЕ с Арсеналом

29 марта 17:20 409 Читати українською
"В Севастополе бегал кругами, пока война не началась". Саулюс Миколюнас о периоде в Крыму и "просранной" ЛЕ с Арсеналом
Саулюс Миколюнас / FootBoom

Интервью Вадима Скичко с 33-летним литовским полузащитником Жальгириса, выступавшим в Украине за киевский Арсенал и Севастополь – об увлечении единоборствами, приглашении от Роберто Мартинеса, работе в офисе Севастополя.

– Начнем с начала: в Литве самый популярный спорт – это баскетбол, правильно? Вы сразу решили играть в футбол или были варианты?

– Баскетбол действительно спорт №1 в Литве, но для меня он никогда не был таковым. В детстве никогда не думал даже ходить на тренировки баскетбола. Интересовался единоборствами: бокс, кикбоксинг, карате. Но мама говорит: "Зачем будешь голову отбивать? Лучше иди на футбол". А я во дворе в то время еще играл в футбол. Ну и пошел на секцию.

– То есть футбол – это был больше выбор мамы, а вы хотели себя попробовать в роли бойца?

– Ну да, интересовался очень сильно единоборствами. Все бойцовские фильмы смотрел, когда мне было 7-8 лет. А на футбол пошел во втором классе первый раз — мама отвела на тренировку. Сперва смотрел так себе на футбол, но когда тренер первый раз отвез на турнир, не помню в Беларусь или в Польшу, то начал очень серьезно заниматься.

– В Украине вас помнят, как быстрого футболиста, а не мощного бойца. Когда случилось изменение формата в вашем футбольном амплуа?

– Мой первый тренер был очень жёсткий. И очень от нас требовал и дисциплины, и всего такого. Помню, когда еще за вторую команду играл первые годы, то напрягали ребят некоторых. Если не давали пас, то говорили им, как сейчас помню: "Если не будешь давать пас, получишь! Понял?" Напрягали их. Но потом тренер увидел, что мы себя так ведем по-хамски и чуть-чуть нас прижал. И потом это сошло на нет. А быстренький я с детства был. Не сказал бы, что быстрый, но быстренький.

– На родине вы играли за ФБК Каунас – Футбольно-бейсбольный клуб. Бейсбол в Литве тоже популярен?

– Нет, просто клуб так назывался. Бейсбол не очень популярен у нас, мало кто играет в эту игру. Но название такое было из-за владельца — Владимира Романова.

– Кстати, с Владимиром Романовым связана интересная история, а именно ваш переход из Каунаса в Хартс и вообще литовская страница в истории шотландского клуба. Как это было?

– Моя детская команда постоянно становилась чемпионом Литвы. Пришел спонсор и сказал, что будем делать из вас команду, которая будет играть в литовской высшей лиге. Мы сыграли стыковые игры с одной командой, которая вылетала из высшей лиги, обыграли их и вышли в "вышку".

Но потом такая ситуация получилась, что спонсор отказался, я поиграл в ФК Вильнюс полгода и меня заметили в Паневежисе, тренер сборной U21 Любшис меня позвал к себе. Говорит: "потенциал у тебя есть, будем тебя продавать в Россию".

Я подписал с ними контракт, побыл полгода в Экранасе и уже там меня заметил Владимир Романов. Я его не знал, он мне позвонил и говорит: "Давай встретимся, поговорим, у меня есть хорошие планы". Он рассказал, что будет покупать клуб в Шотландии, а у меня будет возможность туда поехать. Я ему поначалу не поверил, через месяц он меня набрал и сказал, что купил клуб. Пригласил меня в Каунас, и уже оттуда есть возможность поехать в Шотландию.

Я согласился, подписал с Каунасом, год там отыграл, а потом поехал на просмотр в Хартс. Я понравился тренеру и остался там. Кстати, тренера Хартс звали Джон Робертсон – он легенда шотландского клуба Хартс, он много голов за них забил – 108. Один из лучших бомбардиров.

– В Хартс тогда приехали немало литовцев – вы, Дейвидас Чеснаускис, Эдгарас Янкаускас и даже один из тренеров Вальдас Иванаускас. Местные литовский по-тихоньку учили?

– В основном только маты.

– В литовском языке сильно маты отличаются от русского?

– Да, отличаются.

– Тогда, может, вспомните, кто из иностранцев лучше всего коммуницировал с вами? Не на английском, конечно.

– Ли Уоллес. Он тогда был молодым парнем, а сейчас играет за Рейнджерс уже лет семь.

– В первом же сезоне в Хартс вы финишировали вторыми, опередив Рейнджерс и выиграли Кубок Шотландии – фантастическое начало карьеры на островах!

– Да, это самые яркие воспоминания о Шотландии, когда мы второе место заняли, особенно когда Кубок выиграли. Тогда весь город нас поздравлял, полно болельщиков на улицах, а мы на автобусе едем – это были очень яркие впечатления.

– Почему дальше все пошло не так, по-вашему мнению?

– Пошло все не так, скорее всего, после игры Литвы и Шотландии, когда я сделал свой известный "дайв", который мне не простили шотландские фанаты.

Куда бы я ни приехал, они свистели на меня, давили, психологически нагружали. И судьи убивали – вместо чистого пенальти на мне давали желтую карточку за симуляцию. После этого я психологически подустал, хотел чего-то нового и попробовать себя в другой стране.

– Что за история с двойным удалением за Хартс?

– Я молодой, приехал туда, еще не знал всех местных правил. Насмотрелся, что литовские футболисты в Литве делают, иногда, когда арбитр свистит, то его могут и подтолкнуть.

Впервые играл против такого серьёзного соперника как Рейнджерс, помню, атмосфера сумасшедшая была, полный стадион. 0:1 проигрывали, потом сравняли 1:1, и в концовке идет подача в нашу штрафную, наш игрок прыгает, чтобы сыграть головой, ему на плечи запрыгивает игрок Рейнджерс. Главный арбитр показывает, что свободный удар, а боковой что-то машет флажком. Судья подбежал к нему и смотрю – назначают пенальти. Меня накрыло, я подбежал к боковому и не сдержал свои эмоции. Атмосфера, все сложилось, что еще молодой, эмоции такие... Получил восемь игр дисквалификации, апелляцию подал и снизили до шести игр.

– Вы тогда, наверное, вспомнили все фильмы, про боевые искусства, которые смотрели в детстве?

– Нет, помню, один игрок в чемпионате Литвы так чуть-чуть подтолкнул судью, когда я играл за Каунас против Атлантаса.

– Поиграв в Шотландии, наверняка должны хорошо разбираться в виски?

– Так не особо, но знаю, что надо брать single malt.

– Как решились на такой шаг – переехать из Шотландии в Украину? Ходили слухи, что вы собирались в Суонси к Роберто Мартинесу.

– С Суонси была длинная история. Я сразу, когда уже расторгнул контракт с Хартс, стал свободным агентом, мой агент нашел мне несколько предложений в Англии в Чемпионшипе. Главный тренер Суонси Роберто Мартинес лично мной интересовался, приглашал к ним. Я прилетел, сходил на их игру, Мартинес показал базу, говорит: "Пришлём тебе контракт, посмотришь, договоримся".

Когда прислал контракт, то я больше стал смотреть на деньги, дурачёк был такой. И говорю: "Что-то вы мало даёте". А Мартинес мне: "У нас такие условия – если выйдем в АПЛ, то будут совсем другие деньги". Я сказал, что подумаю, может еще какие-то варианты выпадут и не дал ответа.

Потом появился вариант в Австрии – Виннер Нойштадт. Тоже пригласили меня и сразу дали контракт на подпись. Очень хорошие деньги давали, но для меня это был второстепенный вариант, я хотел в Англию.

Говорят: "Подписывай сразу". Я им: "Мне надо полететь домой и посоветоваться с семьей". Там был спортивный директор и директор клуба. Одного из них должны были увольнять, и он на меня давай кричать: "Подписывай контракт! В Австрии никто таких денег не получает, а ты тут выпендриваешься!" А другой спокойно поинтересовался, сколько мне надо времени на размышления. Говорю: "Давайте до завтра до вечера". Он мне выписал контракт и предупредил: "Он будет действителен до завтра до шести часов вечера, тебе надо его по факсу прислать нам".

Я звоню Мартинесу, говорю: "Давайте сделаем контракт на два года плюс бонусы какие-то". Начал дурачек про деньги думать... Он мне: "Я все сделаю и пришлю контракт".

Следующий день, я жду-жду контракта из Суонси, и так получилось, что они мне его не вовремя прислали, а тот факс надо отправить до шести часов. Ну я и отправил, потому что подумал, что Суонси ничего не изменили и не прислали мне. То есть подписал контракт с клубом из Австрии.

Потом расстроился, понял, что ошибся и начал комедию исполнять. Звоню, говорю: "Я не хочу к вам, так и так". Они мне: "Все, ты уже подписал. Сейчас тебя совсем дисквалифицируют на два года, если откажешься". Но мне подфартило, потому что уволили того директора, у которого был мой факс. Он мне говорит: "Ладно, можешь ехать в свою долбанную Англию". Так и говорит!

Я звоню Мартинесу: "Я к вам приеду". Он меня заверил, что в пятницу бухгалтерия вышлет контракт. Я был в сборной, жду этого контракта, пятница – а ничего нету. Звоню агенту – он ничего не знает.

А в воскресенье приходит информация, что Мартинес переходит в Уиган. Звонит и говорит: "Я сначала переведу своих помощников, а потом и тебя заберу в новую команду". Я думаю, о как здорово, Уиган в АПЛ же играет!

Я жду неделю, вторую, но Мартинес что-то долго лепит и как раз позвонил мой агент, Миндаугас Матула, и сказал, что есть вариант с Днепром.

Думаю: тут пока не получается, съезжу в Днепр. Приезжаю туда, меня встречают и говорят: "А где твоя сумка?" Я: "Какая сумка?"

Миколюнас: В Украине меня называли "фашистом"

Они: "Ну ты же к нам на 10 дней на просмотр". Я: "Какой еще просмотр?". Звоню агенту: Что вообще за беспредел? Какой просмотр? Он попросил, чтоб я потренировался несколько дней, чтоб они посмотрели, что я вообще жив-здоров, не травмирован. Звоню другому агенту в Англию, говорю, что приехал в Украину на просмотр".

Он – мне: "А если ты там получишь травму, что тогда?" Решили, что не буду проходить просмотр в Днепре, подождем, что Уиган скажет. Приехал в Литву, поговорил с Мартинесом, тот сказал, что на моей позиции есть три игрока, если он одного отдаст в аренду, то сможет меня забрать. Я понял, что чего-то ждать и надеяться не нужно и стал искать другие варианты. Появился вариант с Киевом, а я долго без команды, могу без нее и остаться – так и приехал в Украину.

– В Арсенале в первом же сезоне вы работали сразу с несколькими тренерами – Заваровым, Грозным, Бакаловым. Как с ними работалось, какие характерные особенности у них?

– У Бакалова был спокойный характер и у него неплохо в Арсенале получилось. Заваров был футболистом-индивидуалистом и таких же игроков любил – индивидуально сильных. А Грозный очень любил, чтобы все в защите играли на опережение, а в атаке "игра на третьего", требовал быстрого мышления.

– Грозный как-то говорил, что он не слабее Моуриньо...

– С Моуринью я не работал, не могу сравнить их.

– В начале вашего дебютного сезона с Арсеналом случился курьез. В выездном матче против Закарпатья удалили Виталия Реву и назначили пенальти, а замен больше не было. В итоге в ворота стал низкорослый Андрей Ещенко. Почему именно он? Вы не хотели? (https://www.youtube.com/watch?v=2lncBsnIopM)

– Конечно хотел, я же в детстве даже начинал вратарем. Но Андрей был уверен, что потащит, а прыгнул как жаба. Потом травили его за это.

– Раззабивались в дебютном сезоне в Украине под конец – Ильичевцу, Ворскле и донецкому Металлургу. Почему так?

– Когда все уже в отпуск уже уходили, я как раз форму набрал и начал забивать (смеется). Я редко забиваю головой, поэтому запомнился гол Ильичевцу.

– Кто из того Арсенала мог бы играть в Британии в условиях тяжелого, атлетичного футбола?

– Да все бы могли играть. У нас очень сильные игроки были. Например, Шацких – забивной, он мог бы в любой стране играть.

– В сезоне 2010/11 Арсенал дошел до полуфинала Кубка Украины, но проиграл в дерби. Почему Динамо было таким неудобным соперником?

– Динамо – очень сильная команда, с отличными футболистами и менталитетом победителя.

– В матчах Арсенала и Динамо чувствовалась атмосфера дерби, как в Шотландии?

– Не сказал бы. В Шотландии Рейнджерс – Селтик когда играют, или Хартс – Хайберниан – вот это дерби. Там эмоции сильные, а в Киеве такого не чувствовалось.

– Болельщики Динамо и Арсенала конфликтовали – вы это как-то на себе чувствовали?

– Я видел, когда на стадионе Динамо играли, бежали фаны Динамо на наших, но что там них бежать или бить их? У нас мало было фанатов, не сравнить с Динамо, не по силам. Неодинаковое количество, так что какие драки могут быть?

– Матчи с Мурой в Лиге Европы лучше не вспоминать? Это самое большое разочарование в карьере?

– Ну да, там такая тупая ситуация вышла. Мы столько сил отдали, чтобы попасть в эту Лигу Европы и так просрать её... После этого в Арсенале и пошло все вниз. Очень печальная история.

– Как вообще могло так получиться, что выпустили дисквалифицированного игрока – обговаривали это в команде?

– Как мне говорили, что Матуку сам не сказал. Может, забыл, что когда-то играл за Генк и получил красную. Прислали факс в Арсенал, что этот игрок не может играть, но женщина, которая читает и принимает эти факсы, была в отпуске. Говорю, вот такая тупая ситуация вышла – она в отпуске, и никто не прочитал факс и не сообщил тренеру, что Матуку не может играть. Команда в итоге 5:0 обыгрывает соперника и вылетает.

– Какие отношения у вас были с Вадимом Рабиновичем? Насколько плотно он вообще занимался командой?

– Не было особо отношений. Когда какие-то проблемы у команды бывали, то он приходил, объяснял, принимал меры, менял тренеров – присматривал за командой.

– Могли допустить, что в конце концов Арсенала не станет? Сейчас знаете о судьбе клуба?

– Когда клуб только арендует, своего ничего нету, конечно, может такое случиться. Клубы, у которых есть стадион, база — маловероятно, что их не станет. Знаю, что сейчас за Арсенал играет Старгородский, а клуб идет первым в первой лиге, надеюсь, что опять в высшую лигу выйдут.

– Как случился ваш переход в Севастополь? Это все-таки была первая лига.

– Меня пригласил Олег Кононов. Я знал, что там серьезная команда, меня, Ковпака и Симоненко пригласили троих из Арсенала. Знали, что у команды задачи, привлекало, что там курорт, море, хотелось пожить и там. Собрал информацию, поспрашивал у ребят, все сказали, что условия хорошие и город, и погода – все хорошо. Фактор тренера тоже важен, хотелось поработать с Кононовым – он сильный, именитый тренер, воспитанник Кучука.

– В конце сезона 2013/14 вы не играли за Севастополь – с чем это связано?

– Когда Кононов ушел, пришел новый тренер, может, он меня не особо видел в основе команды. После отпуска пришел Красильников, и тогда уже комедия началась, хотели меня убрать, хотя у меня был контракт. Начали психологически меня и Махновского душить – не взяли на сборы, сказали, что если вы не расторгнете контракты, то надо вам будет приходить и с девяти утра до пяти быть в офисе. Так нас клубный юрист и бухгалтер встречали возле дверей и специально смотрели, чтобы мы вовремя приходили.

Не разрешали нам тренироваться. А офис Севастополя находится там, где стадион – даже окна на поле выходят. Я вышел на стадион и начал бегать, так генеральный директор Севастополя вызвал охрану и говорит: "Выведите его отсюда, ему тут нельзя находиться!" Можно было только в тренажерном зале быть, а потом дали второго тренера, он включал нам игры, чтоб мы анализировали. Комедия.

– ФК Севастополь остался должен многим украинским игрокам. Вам тоже?

– Да, и мне.

– С Красильниковым у вас было общение по поводу этой дурацкой ситуации? Что он говорил?

– Да, я с ним разговаривал, но это бесполезно. У меня был контракт 1,5 года еще, я говорю: мол, дайте мне за два месяца зарплату и все, можем расторгнуть контракт. Но он такой упертый был, что нет, говорит, и все. Поэтому я там и бегал кругами, пока война не началась.

– Вы были свидетелем событий в Крыму весной 2014 года – могли допустить, что случится аннексия?

– Никто не мог допустить, вот кто бы мог подумать? Очень печальная история, что так все произошло. Душа болит.

– Из Севастополя вы поехали в Шахтер Солигорск и играли там с Ильей Галюзой и Артемом Старгородским. В Беларусь вас пригласил экс-партнер по Арсеналу Старгородский?

– Нет, мой друг, агент Паулюс Пакнис. Он играл за Шахтер, и у него там хорошие отношения с директором клуба Вергейчиком, который тогда руководил, но он спросил и мнение Старгородского. Он меня, конечно же, рекомендовал – так и переехал в Беларусь.

– С Василием Кобиным пересеклись в Солигорске? Про его легендарный гол Легии знаете?

– Ну как встретить Васю и не знать про его знаменитый гол? Все, кто про него знают, – знают и про этот гол. Я уже там был, а он приехал и полгода, кажется, побыл. Очень классный парень и игрок. Хорошо, что встретились – было весело с ним.

– Во времена ваших выступлений за сборную команда Литвы четырежды играла против Украины, но вы четырежды не попадали в заявку – как так?

– Это судьба такая – не хочет, чтоб я играл против вас (улыбается). Помню что – то ли травмы были, то ли дисквалификации, что не смог играть.

– Возвращение домой в Вильнюс, в Жальгирис – это близость завершения карьеры?

– Да, но здоровье еще есть. Последний год был катастрофический, потому что порвал связки, сейчас только вернулся после восьми месяцев паузы. Последний год контракта с Жальгирисом, потом посмотрим. Но когда подписал контракт с Жальгирисом, думал о семье, потому что старший сын уже в третий класс идет, второй тоже растет и вот еще третьего будем ждать летом, так что полный комплект будет.

Жальгирис постоянно становится чемпионом и играет в квалификации Лиги чемпионов, а у меня есть мечта сыграть в самой Лиге чемпионов, может, в следующем сезоне попадем.

– Ваш друг Эдгарас Янкаускас сейчас тренер сборной Литвы – вы себя видите в футболе после окончания карьеры?

– Я уже сейчас начал учиться на лицензию Б, так что весной уже получу диплом. Мне нравится работать с детьми, поэтому буду начинать как детский тренер.

Вадим Скичко, специально для Футбол 24

Если Вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
15
час
:
55
мин
Англия
16:00
Хорватия
Угадай исход матча
Залиште відгук